Warning: sizeof(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /var/www/u1354867/data/www/bisnesspravo.com/wp-content/plugins/wp-hapity/functions.php on line 740

Мораторий на плановые проверки малого бизнеса в 2021 году касается только тех сфер, которые подчиняются нормам закона № 294-ФЗ

Генеральная прокуратура Российской Федерации разъяснила свою позицию о границах моратория на плановые контрольно-надзорные мероприятия в отношении субъектов малого предпринимательства в 2021 году (установлен постановлением Правительства РФ № 1969 от 30 ноября 2021 года).

Вопрос о границах моратория возник не на пустом месте:

  • “ковидный” Закон № 98-ФЗ от 1 апреля прошлого года, экстренно расширяющий полномочия Кабмина на период пандемии, разрешает Правительству РФ “принимать решения, предусматривающие особенности организации и осуществления видов государственного контроля (надзора) и муниципального контроля”;
  • эта норма закона указывает как на те виды надзора, в отношении которых применяются положения Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля“, так и на те виды надзора, к которым положения Закона № 294-ФЗ не применяются и которые перечислены в ч. 3.1 и 4 ст. 1 Закона № 294-ФЗ;
  • при этом и коронавирусный” мораторий-2020 касался, в том числе, именно этих, выведенных из-под действия Закона № 294-ФЗ проверок, в том числе таможенных, финансово-бюджетных и т.п.;
  • текст постановления о моратории-2021 года никаких разъяснений о своих границах не содержит;
  • а что, если им запрещены вообще все плановые проверки малого бизнеса в 2021 году?

По мнению Генеральной прокуратуры РФ, это не так: запрет на плановые проверки малого бизнеса в 2021 году распространяется лишь на те виды надзора и контроля, которые проходят по правилам Закона № 294-ФЗ, а это уже немало: пожарный, санитарный, в сфере миграции и т.п., за некоторыми оговоренными исключениями (Письмо Генеральной прокуратуры России от 16 марта 2021 г. № 76/2-573-2018).